«Царь всея волгоградских судов». Кто покровительствует Владимиру Безроднову?

 

Суд – это та ветвь государственной власти, с которой обывателю приходится непосредственно сталкиваться, пожалуй, едва ли не чаще всего. Только суд может защитить нарушенные права гражданина, в том числе, рассмотреть его спор, скажем, с органами власти исполнительной.  Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону, гласит Конституция РФ.

Только независимый и беспристрастный суд может справедливо рассмотреть уголовное, гражданское, арбитражное дело, вынести по нему законное и обоснованное решение, приговор. Вмешательство в деятельность суда, даже с «добрыми намерениями», влечет нарушение законности и произвол. Принцип независимости судей характерен не только для России, но и для любого демократического государства. Неукоснительное следование данному принципу является залогом уважения к суду в обществе.

Вместе с тем, суд, как и любое учреждение, требует соответствующего обеспечения. Приходя в него, граждане должны попадать в соответствующее всем требованиям помещение, в принтерах должна быть бумага, а из кранов, как ни странно, течь вода.

Для того, чтобы судьи не отвлекались на, скажем, покупку нового рабочего компьютера или заправку картриджа, в 1998 году была создана специальная структура – Судебный Департамент при Верховном Суде Российской Федерации. Суддеп должен был стать принципиально новым механизмом организационного обеспечения судебной деятельности, направленным на утверждение судебной власти как независимой влиятельной силы, равной по своему значению и месту в обществе власти и законодательной, и исполнительной.

За громкими фразами скрывалась банальная, но столь необходимая функция – суддеп должен был стать «завхозом» всей судебной системы.  Однако и это ведомство, ставшее без преувеличения «кровеносной системой» судов, увы, оказалось подвержено такому «заболеванию», как коррупция. Более того,  оно оказалось вполне эффективным инструментом в руках лиц, стремящихся так ил иначе навязать судьям свою позицию, ограничив их независимость. В отдельных случаях, не без моральной поддержки таких лиц, руководители Управлений суддепов на местах превращаются в своеобразных «царьков», ставящих себя как выше судей, вершащих правосудие, так и выше Закона как такового.

Например, по подозрению в получении взяток был арестован руководитель Управления Судебного департамента в Волгоградской области Владимир Безроднов.  «Маленький бизнес», который делал, по версии следователей, господин Безроднов, не отличался большой оригинальностью: он получал банальные пятнадцатипроцентные «откаты»  за контракты на работы по ремонту и содержанию зданий районных судов. Вместе с Безродновым были задержаны и еще двое участников преступной «схемы» — его заместитель, курирующий вопросы капитального строительства, Роман Куканов и консультант-инспектор соответствующего отдела Алексей Манченко.

Вообще, господин Безроднов – фигура весьма примечательная. Имея за плечами богатый опыт службы в подразделениях тыла различных силовых ведомств, в кресло начальника Судебного департамента он был назначен в 2014 году, вскоре после назначения на должность председателя Волгоградского облсуда курянина Николая Подкопаева.  Характерно, что до назначения Безроднова данная должность была вакантна более года  — новый председатель и начальник УСД, по всей видимости, должны были работать в тесной связке.

Так оно и произошло – по свидетельствам очевидцев, Николай Подкопаев неоднократно называл на совещаниях Безроднова своей «правой рукой».

Прошло чуть больше года, и фамилия начальника УСД по Волгоградской области прозвучала в громком и беспрецедентном скандале: судьи Центрального районного суда Волгограда обратились к руководителю администрации президента РФ Сергею Иванову с письмом, в котором судьи рассказали о критической ситуации, складывающейся в судебной системе области.

Уникальность ситуации заключалась еще и в том, что судьи впервые во всеуслышание заявили о бедственном  положении с материальным обеспечением судов. Эффективность работы волгоградского УСД под чутким руководством Владимира Юрьевича, по словам судей, была столь высока, что им приходилось на свои деньги заправлять картриджи, приобретать бумагу, конверты, канцелярские принадлежности, оргтехнику…  Апофеозом стал обрушившийся потолок в помещении архива суда.

На все обращения к председателю Волгоградского областного суда Николаю Подкопаеву и начальнику УСД в Волгоградской области Владимиру Безроднову судьи получали один ответ, суть которого можно передать двумя словами — денег нет!  В свете последних событий – ответ не удивительный. Откуда им взяться-то, если в стоимость приобретаемых услуг откат заложить? Ни один предприниматель себе в убыток работать не будет, он заложит свои расходы в стоимость услуги. А, значит, на кого ложатся траты? Правильно – на бюджет, то есть на нас – налогоплательщиков.  А бюджет, он, как известно, мало того, что не резиновый, так и не в самом лучшем своем состоянии сейчас пребывает…  Впрочем, определенных господ этот вопрос волнует как раз меньше всего. 15 процентов они как-то лучше карман греют, чем официальный оклад.

Вообще, у Безродного и Подкопаева сложился весьма и весьма интересный тандем, с деятельностью которого связан целый ряд вопросов.

Например, те же самые судьи Центрального райсуда в вышеупомянутом письме утверждали, что, по их мнению, причиной бедственной ситуации со снабжением суда стало их несогласие с проводимой Николаем Подкопаевым политикой построения в регионе «вертикали власти», нарушающей закрепленный в Конституции принцип независимости судей. Ведомство же, возглавляемое господином Безродновым, выступало в качестве средства давления на неугодный председателю облсуда коллектив.

Положение «особы, приближенной к председателю облсуда» создало у господина Безроднова чувство вседозволенности и превосходства над всеми судьями региона. Его укреплению способствовали и «публичные порки», когда господин Подкопаев публично отчитывал судей за «неправильные», а точнее «неугодные» судебные решения.

Одним из первых судей, испытавших на себе гнев главного судьи области, стал Александр Глухов, принявший решение об удовлетворении ходатайства следователя по особо важным делам ГСУ ГУВД по Волгоградской области об аресте бухгалтерских документов завода «Красный Октябрь».

Данное решение в областном суде было отменено, а арест с документов снят. Кто знает, ели бы не определение облсуда, перечеркнувшее старания следователей, сейчас властям региона, возможно, не пришлось бы искать реальных бенифициаров одного из крупнейших в России металлургических предприятий. Особо стоит отметить, что по предположениям, озвучиваемым некоторыми экспертами, тем самым выгодоприобретателем может оказаться украинский олигарх Игорь Коломойский и аффилированные с ним лица.

Решения районных судов, как известно, отменяются едва ли не ежедневно. Это абсолютно нормальная практика, позволяющая, по идее, минимизировать возможность судебных ошибок. Сам факт выволочки, которую устроил Подкопаев судье Глухову, говорит о том, что председатель облсуда не просто уделял повышенное внимание данному делу, но и, возможно, был заинтересован во вполне конкретном его исходе.

Впрочем, предположения остаются предположениями, и строить их можно бесконечно. С уверенностью можно сказать одно: то, что вынесенное областным судом «верное» решение, устроившее Подкопаева, не способствовало прояснению ситуации вокруг стратегического предприятия – факт бесспорный.

Вскоре после того, как проблемы озвученные судьями Центрального райсуда, стали предметом внимания федеральных СМИ, Его Величество господин Безроднов соизволили собрать пресс-конференцию. На ней руководитель областного суддепа снисходительно заявил, мол, проблемы есть, знаем, все суды финансируются одинаково, а претензии Центрального, может, связаны с тем, что «они чаще ходят в туалет и моют руки».

В ходе пресс-конференции господин Безроднов даже и не пытался отрицать того, что снабжение суда далеко от достаточного для нормального функционирования.  Косвенно, говоря о том, что все суды обеспечиваются одинаково, он признавал, что и в других судах не все гладко. Более того, он прямо заявил, что обозначенные судьями проблемы решаться они и не будут: «Если я вложу какие-то средства в его (здания суда) ремонт, судьи этого же суда будут судить меня за нецелевое использование средств…». Сделать ничего не могу. И все. Точка.  То есть, не может господин Безроднов исполнять свои прямые обязанности по обеспечению судов ВСЕМ необходимым в ТРЕБУЕМОМ объеме. Впрочем, как выясняется, были у него и более важные, а, главное, прибыльные дела…

Что характерно, никакого дискомфорта из-за того, что вверенное ему ведомство, скажем так, не в должном объеме выполняет свои функции господин Безроднов отнюдь не испытывал, выставляя судей райсуда едва ли не попрошайками на паперти. Авторитет судебной власти, который суддеп должен поддерживать, при этом чиновника явно не волновал. Не потому ли, потому что был уверен в том, что имеет достаточно весомого покровителя, который гарантирует отсутствие негативных последствий?

 «Большую помощь оказывает мне в «выбивании» средств председатель Волгоградского облсуда Николай Николаевич Подкопаев. Он лично звонит во все инстанции, откуда нам могут помочь» — рассказал журналистам Владимир Безроднов.

Строго говоря, не вполне ясно, причем здесь вообще Подкопаев? «Звонить во все инстанции» — это прямая обязанность начальника управления суддепа, и явно не входит в круг полномочий председателя облсуда. В чем же причина странного рвения Николая Николаевича Подкопаева взять на себя чужие обязанности, и заняться «выбиванием» средств, часть из которых затем осядет в карманах Безроднова и компании? Мог ли он не знать о «бизнесе» начальника управления суддепа?  Учитывая, насколько тесно взаимодействовали два чиновника – это представляется весьма и весьма маловероятным.

Впрочем, в деятельности этого странного тандема есть и еще один неоднозначный эпизод. Не смотря на то, что еще летом 2014 года прогнозировался переезд судебной коллегии Волгоградского облсуда из занимаемого здания Филармонии в другие помещения, Подкопаев и Безроднов дали старт работам по фактической перестройке данного сооружения, вложив весьма значительные средства в проектную документацию. Документацию, которая уже через полгода оказалась не нужна. В то, что Подкопаев и Безроднов не знали о том, что здание будет возвращаться искусству, верится с очень большим трудом.

Конечно, с формальной точки зрения «нецелевого расходования бюджетных средств», которого так боялся господин Безроднов, в данной ситуации нет. А вот де-факто бюджетные средства вновь ушли вникуда.

К сожалению, скандалы, о которых мы рассказали, это лишь капля в море. Без преувеличения можно сказать, что острые и неоднозначные ситуации с участием председателя Волгоградского облсуда и начальника Управления Судебного департамента, получающие достаточно негативный отклик в обществе,  происходят последние два года с завидной регулярностью.

Авторитет судебной власти, а значит и государственной власти в целом, ставится в прямую зависимость от вполне конкретных интересов вполне конкретных людей. Интересов, как выясняется, отнюдь незаконных, вполне материальных и имеющих денежное исчисление.

 
«Царь всея волгоградских судов». Кто покровительствует Владимиру Безроднову?  

Похожие посты

  • Отсутствуют

Автор:

 
 

0 Коммент...

Ваш комментарий будет первым..

 
 

Оставить комментарий