Снова об открытости правосудия по-волгоградски

 

На минувшей неделе волгоградское ИА «Высота 102» опубликовало аналитический материал, в котором обозначило весьма неоднозначную тенденцию к отмене обвинительных и вынесению оправдательных  приговоров в отношении лиц, «наносящих ущерб государству и обществу», прослеживающуюся, по мнению журналистов, в волгоградских судах.

Примечательно, что данная публикация нашла отклик не только в местных, но и в ряде федеральных СМИ, таких, как, например, электронная газета «ВЕК» и «Федеральное агентство расследований».  Подобное явление, безусловно, не может  не вызывать тревогу.

Сама по себе негативная оценка обществом  того или иного судебного решения, безусловно, явление вполне нормальное  и не свидетельствующее о каких-либо деструктивных процессах внутри судебной системы. Другое дело, когда подобное явление приобретает системный характер. К сожалению, в волгоградской области мы на данный момент можем наблюдать именно  такой процесс.  В чем же его причина?

Сразу хочется оговориться, что мы не будем судить о законности или незаконности тех или иных решений. Вступившее в законную силу решение – это закон. Точка. Хороший он, плохой ли – уже не так важно. Dura lex, sed lex, как говорили древние. Для тех наших читателей, кто настолько уверен в существовании «англо-германской правовой системы», что не стесняется об этом заявлять, поясним – переводится данная фраза как «Закон суров, но это Закон».

И так, попробуем разобраться, в чем же причина падения доверия к правосудию в нашем регионе со стороны общественности. Думается, ответ на этот вопрос лежит буквально на поверхности – в последний год суды стали буквально «закрываться» от общества. Причем иногда доходя в этом до нарушения действующего законодательства.

Федеральный закон Российской Федерации от 22 декабря 2008 г. N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» четко регламентирует, какие судебные акты не подлежат публикации на сайтах судов.  Напомним, список этот весьма краток и исчерпывающ :

Не подлежат размещению в сети Интернет тексты судебных актов, вынесенных по делам:

1) затрагивающим безопасность государства;

2) возникающим из семейно-правовых отношений, в том числе по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, другим делам, затрагивающим права и законные интересы несовершеннолетних;

3) о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности;

4) об ограничении дееспособности гражданина или о признании его недееспособным;

5) о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании;

6) о внесении исправлений или изменений в запись актов гражданского состояния;

7) об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваемых судами общей юрисдикции.

В Волгоградском облсуде же к нему, видимо, не без воли руководителя, добавился еще один пункт «а просто не хотим».

В частности, именно по данному основанию, видимо, спустя два месяца после вынесения  не опубликовано решение судебной коллегии по уголовному делу в отношении председателя Совета директоров ОАО «Волгограднефтегазстрой» Александра Богданова. Может быть, дело о налоговых преступлениях затрагивает безопасность государства? Почему тогда ее не затрагивают дела в отношении, скажем так, менее известных в области фигурантов?  К слову, именно это решение и стало одним из объектов внимания со стороны СМИ.

Казалось бы – что может быть проще: человек оправдан, с него сняты все подозрения. Опубликуйте решение в открытом доступе – и все, вопросы, возникающие у журналистов, отпадут сами собой. Нет…  Это путь не для облсуда. Хотя наш портал еще месяц назад отметил, что решение не опубликовано, в облсуде с заслуживающим лучшего применения упорством продолжают игнорировать требования Федерального Закона. Безусловно, что данный подход никак не способствует укреплению доверия к правосудию и веры граждан в законность решения, а скорее наоборот. Тут невольно вспоминается кодекс судейской этики, который прямо указывает, что судья должен воздерживаться от поступков, наносящих вред авторитету правосудия. Но, видимо, в данном случае авторитет правосудия отошел на второй план. Фактически, подобными действиями облсуд,на наш взгляд, дискредитирует в глазах обывателя не только судебную власть, но и, в какой-то мере оправданное лицо.

«А вот не будем публиковать» — решают в областном суде, и целый ряд решений по искам к комитету строительства Волгоградской области и другим органам власти, вынесенных месяц назад, остаются недоступными для общественности.

«А вот не будем публиковать» — и гражданам остается только гадать об исходе судебного процесса по иску администрации города о выселении семьи.

«А вот не будем…».

Все «не будем», о которых мы написали выше, подтверждены соответствующими скриншотами.

Безусловно, таких случаев меньшинство. Максимум сотни, что в общей массе из десятков тысяч дел составляет весьма незначительный процент, но именно эта «исключительность» заставляет задуматься.

Впрочем, даже при размещении судебных актов пресловутый закон в Волгоградском облсуде трактуют весьма и весьма своеобразно. Что говорит нам Закон? «…в целях обеспечения безопасности участников судебного процесса из указанных актов исключаются персональные данные, кроме фамилий и инициалов судей (судьи), рассматривавших (рассматривавшего) дело, а также прокурора и адвоката, если они участвовали в судебном разбирательстве….».

В Волгоградском облсуде пошли гораздо дальше. «Вымарывается» из судебного акта буквально все – суммы, даты, географические названия. Например, при публикации из судебных актов старательно вымарываются взысканные суммы материального и морального вреда, хотя данные сведения и не относятся к охраняемой законом тайне никоим образом.  Или из решений по делам о взятках «выбрасываются» как сумма взятки, так и сумма назначенного штрафа – то есть, то, что имеет основное юридическое значение в данных делах.

Одним словом, «а вот не будем…» и все. И не надо нам никакой законодательной основы для этого – не хотим, и точка.

Почему в Волгоградском облсуде не соблюдаются требования Закона о доступе граждан к информации о деятельности суда? Снова процитируем Закон: «…контроль за обеспечением доступа к информации о деятельности судов осуществляют в пределах своих полномочий председатели судов…»…  Выводы мы оставляем делать нашим читателям.

 
Снова об открытости правосудия по-волгоградски  

Похожие посты

  • Отсутствуют

Автор:

 
 

0 Коммент...

Ваш комментарий будет первым..

 
 

Оставить комментарий