Облсуд обобщил практику применения законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам

 

Волгоградский областной суд представил на своем сайте обобщение судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам.

Мы предлагаем Вам полный текст обобщения:

О Б О Б Щ Е Н И Е

судебной практики Волгоградского областного суда

по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам

1. Круг вопросов, подлежащих разрешению при проведении экспертизы, должен соответствовать обстоятельствам, имеющим значение для разрешения спора. В случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд должен назначить дополнительную экспертизу.

Администрация городского округа – город Волжский Волгоградской области обратилась в суд с иском к М. о прекращении права собственности на объекты незавершенного строительства.

В обоснование исковых требований указала на то, что М. с <…> года является собственником девяти незавершенных строительством объектов недвижимого имущества. Однако, фактически все эти объекты с течением времени разрушены и уничтожены, на их месте находятся останки, не подлежащие реконструкции. Вместе с тем, зарегистрированное право ответчика на недвижимость препятствует осуществлению администрацией своих прав в отношении земельного участка.

Решением Волжского городского суда Волгоградской области в удовлетворении иска было отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 22 января 2014 года решение суда было отменено и принято новое решение об удовлетворении иска. При этом суд апелляционной инстанции указал следующее.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд в решении указал, что спорные объекты недвижимого имущества имеются в наличии, не прекратили свое существование и подлежат восстановлению.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Истцом заявлены требования о прекращении зарегистрированного права ответчика на незавершенные строительством объекты недвижимости по причине их полного уничтожения. В этой связи суду в рамках разрешения настоящего спора надлежало установить, отвечают ли заявленные строительные конструкции признакам здания, сооружения, объекта незавершенного строительства, какова их степень разрушения и возможность реконструкции.

Определением суда первой инстанции по ходатайству истца была назначена судебно-строительная экспертиза. Несмотря на заявленный стороной список вопросов эксперту, на разрешение судом поставлено два вопроса: о существовании в натуре незавершенных строительством объектов недвижимого имущества и о соответствии их степени готовности данным технической документации.

Согласно полученному заключению судебно-строительной экспертизы, все объекты недвижимого имущества, за исключением трех, обнаружены. При этом, в каком состоянии они обнаружены, степень их разрушения, экспертом не указано, тогда как согласно приложенной к заключению фототаблице спорные объекты представляют собой останки сооружений.

В соответствии с частью 1 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

Несмотря на неполные выводы эксперта, для разрешения спора судом дополнительная экспертиза не назначалась.

Не установив имеющие существенное значение для дела обстоятельства, суд без достаточных на то оснований отказал в удовлетворении исковых требований, даже при тех обстоятельствах, что экспертом не установлено наличие трех спорных объектов недвижимости.

В этой связи судом апелляционной инстанции по делу назначена дополнительная судебно-строительная экспертиза в ином экспертном учреждении, согласно выводам которой ни один из спорных объектов в силу их полного уничтожения путем разрушения не отвечает признакам здания, сооружения, незавершенного строительством объекта недвижимого имущества, в силу чего использование и реконструкция сохранившихся элементов конструкций невозможна.

Поскольку прекращение права собственности, относящегося к вещным правам, связано с прекращением физического существования самой вещи, а факт уничтожения имущества нашел свое подтверждение, то право собственности на него подлежит прекращению.

Неправильное установление обстоятельств, имеющих значение для дела, нарушение норм процессуального права послужило основанием для отмены судебного постановления и принятия по делу нового решения об удовлетворении иска.

(дело № 33-240/2014)

2. При разрешении спора о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, либо спора о взыскании страхового возмещения, установление стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства невозможно без использования специальных знаний. При установлении существенных противоречий в представленных сторонами отчетах об оценке стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства суд должен назначить экспертизу.

З. обратился в Иловлинский районный суд Волгоградской области с иском к ОАО «<…>» о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов.

В обоснование заявленных требований указал, что между ним и ответчиком был заключен договор добровольного страхования принадлежащего ему транспортного средства, которое в результате дорожно-транспортного происшествия получило механические повреждения. По его обращению страховщик отказал в выплате страхового возмещения. Не согласившись с данным решением, З. обратился в независимую экспертную организацию для определения стоимости восстановительного ремонта автомобиля, которая была определена в сумме <…> рублей.

В суде первой инстанции истцом был представлен отчет об оценке стоимости восстановительного ремонта в размере <…> рублей <…> копеек.

Ответчиком также был представлен свой отчет об оценке стоимости восстановительного ремонта в размере <…> рублей <…> копеек, на основании которого в ходе рассмотрения дела ответчик перечислил истцу сумму страхового возмещения в размере <…> рублей <…> копеек.

Разрешая спор, суд первой инстанции принял в качестве достоверного и допустимого доказательства отчет об оценке, представленный ответчиком, и отказал в удовлетворении требования истца о взыскании страхового возмещения в связи с добровольным исполнением ответчиком.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 12 декабря 2014 года решение Иловлинского районного суда Волгоградской области от 22 мая 2014 года в части отказа во взыскании страхового возмещения было отменено и в данной части принято новое решение, которым исковые требования З. к ОАО «<…>» о взыскании страхового возмещения были удовлетворены частично.

При этом суд апелляционной инстанции указал следующее.

Как предусмотрено положениями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Отдавая предпочтение отчету об оценке стоимости восстановительного ремонта автомобиля, представленному ответчиком, суд в решении в нарушение приведенных положений закона не привел мотивы, почему данный отчет принят им в качестве средства обоснования его выводов и почему отвергнут был отчет, представленный истцом.

В силу части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Установление для правильного разрешения спора стоимости восстановительного ремонта транспортного средства, принадлежащего истцу, невозможно без использования специальных знаний.

Следовательно, по данному делу заключение эксперта относится к необходимым средствам доказывания.

В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Вместе с тем, учитывая противоречивость представленных сторонами отчетов об оценке стоимости восстановительного ремонта автомобиля, и возникновение в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в данной области, суд первой инстанции в нарушение вышеприведенных положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не назначил судебную экспертизу.

В этой связи, по ходатайству представителя истца судом апелляционной инстанции была назначена судебная экспертиза, повлекшая частичную отмену принятого судом решения.

(дело № 33-9266/2014)

3. При разрешении спора о сносе самовольной постройки представление доказательств того, что самовольное строение не угрожает жизни или здоровью граждан, является обязанностью лица, претендующего на сохранение постройки, то есть на ответчика. Следовательно, поскольку в данном случае разрешение возникшего между сторонами спора требует специальных знаний, поэтому обязанность по оплате судебной строительно-технической экспертизы надлежит возлагать на ответчика.

Администрация Волгограда обратилась в суд с иском к И. о сносе самовольной постройки, произведенной с существенным нарушением требований технических регламентов, градостроительного законодательства при строительстве.

Определением Красноармейского районного суда г. Волгограда по делу назначена судебная строительно-техническая экспертиза, производство по делу приостановлено, расходы по проведению экспертизы возложены на ответчика И.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 26 марта 2014 года определение суда первой инстанции было оставлено без изменения, а частная жалоба ответчика И. в части возложения на него расходов по проведению экспертизы – без удовлетворения. При этом суд апелляционной инстанции указал следующее.

В силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу пункта 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Для применения последствий самовольности занятия участка и возложения обязанности снести незаконные строения на нем истцу необходимо доказать, что то лицо, к которому это требование предъявляется, произвело постройку либо владеет и пользуется самовольным строением.

Вместе с тем, по смыслу положений статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации представление доказательств того, что самовольное строение не угрожает жизни или здоровью граждан, является обязанностью лица, претендующего на сохранение постройки, то есть на ответчика.

При таких обстоятельствах, а также в связи с тем, что сторона ответчика не возражала против назначения по делу экспертизы, суд первой инстанции обоснованно возложил на ответчика расходы по проведению экспертизы.

(дело № 33-3455/2014)

4. В случае, если назначение экспертизы осуществляется по инициативе суда, то соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета. Следовательно, возложение на какую-либо из сторон обязанности по возмещению таких расходов противоречит закону.

Вступившим в законную силу решением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 13 февраля 2013 года иск Д. о сносе самовольной постройки удовлетворен. В удовлетворении встречного иска Л. о включении самовольной постройки в состав доли домовладения, признании права собственности на самовольную постройку отказано.

Определением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 12 августа 2013 года удовлетворено заявление Д. о возмещении судебных расходов. С Л. в пользу Д. взысканы судебные расходы в размере <…> рублей, в пользу федерального бюджета — издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела по оплате строительно-технической экспертизы в сумме <…> рублей <…> копеек.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 03 октября 2013 года приведенное выше определение оставлено без изменения.

Президиум Волгоградского областного суда в связи с нарушением норм процессуального права отменил определение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 12 августа 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 03 октября 2013 года в части взыскания с Л. в пользу федерального бюджета издержек, понесенных судом в связи с рассмотрением дела в сумме <…> рублей <…> копеек, и указал следующее.

Из материалов гражданского дела следует, что стороны, а также их представители при рассмотрении дела по существу поясняли, что ходатайство о назначении и проведении по делу судебной строительно-технической экспертизы ими заявляться не будет, ввиду чего, исходя из положений части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом первой инстанции по собственной инициативе назначена экспертиза, проведение которой поручено ФБУ «В.», с возложением оплаты за проведение экспертизы за счет средств федерального бюджета.

В дальнейшем судом первой инстанции вынесено определение, которым постановлено оплатить проведенную ФБУ «В.» судебную строительно-техническую экспертизу за счет средств федерального бюджета. Исполнение данного определения возложено на Управление Судебного департамента в Волгоградской области.

В соответствии с частями 1 и 4 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина — в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

В случае, если обе стороны освобождены от уплаты судебных расходов, издержки, понесенные судом, а также мировым судьей в связи с рассмотрением дела, возмещаются за счет средств соответствующего бюджета.

Согласно части 2 статьи 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Вопрос возмещения расходов по проведению судебной экспертизы, инициированной судом, за счет средств федерального бюджета напрямую урегулирован нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не связан с материально-правовыми требованиями истца.

Исходя из положений приведенных процессуальных норм и учитывая, что экспертиза назначалась по инициативе суда и возмещение расходов по ее проведению было определено судом за счет средств федерального бюджета, о чем судом вынесено соответствующее определение, вывод суда о возложении обязанности по возмещению издержек, понесенных судом в связи с рассмотрением дела (расходов на проведение экспертизы) нельзя признать законным.

(дело № 44г-24/2014)

5. На разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла. Недопустима постановка перед экспертом (экспертами) вопросов правового характера, разрешение которых относится к компетенции суда.

Т. обратилась в суд с иском к МБУ «<…>» о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Решением Красноармейского районного суда г. Волгограда в удовлетворении исковых требований было отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 26 июня 2014 года решение суда первой инстанции было отменено и принято новое решение об удовлетворении иска.

Как указал суд апелляционной инстанции, при рассмотрении дела было допущено существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения.

Так, отказывая в удовлетворении исковых требований Т., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя Т., который управляя автомобилем, нарушил п. 1.5 и п. 10.1 Правил дорожного движения, тем самым не обеспечил возможность контроля за безопасностью участников дорожного движения, в результате чего совершил столкновение.

Делая такой вывод, суд первой инстанции исходил из того, что согласно заключению автотехнической экспертизы, действия водителя автомобиля Т. в момент дорожно-транспортного происшествия не соответствовали вышеуказанным требованиям Правил дорожного движения.

Согласно части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Согласно абзаца 2 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла. Недопустима постановка перед экспертом вопросов правового характера, разрешение которых относится к компетенции суда.

Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

Таким образом, экспертные заключения оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, в их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.

Суд, назначая и оценивая заключения экспертизы, не принял во внимание, что такие вопросы, как: какими требованиями Правил дорожного движения должен был руководствоваться водитель Т., имеются ли в его действиях несоответствия требованиям Правил дорожного движения и находятся ли его действия в причинно-следственной связи с фактом дорожно-транспортного происшествия, носят правовой характер.

Таким образом, оценивая заключение экспертизы, суд первой инстанции допустил существенное нарушение изложенных выше норм процессуального права, повлиявшее на исход дела.

(дело № 33-5784/2014)

6. Определение суда первой инстанции о назначении экспертизы может быть обжаловано в апелляционном порядке лишь в части приостановления производства по делу и в части распределения судебных расходов.

К.С.А. обратился в суд с иском к К.М.Н. об оспаривании отцовства.

Определением Еланского районного суда Волгоградской области от 01 апреля 2014 года была назначена судебная молекулярно-генетическая экспертиза, производство по делу приостановлено.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 22 мая 2014 года частная жалоба К.М.Н. на вышеуказанное судебное постановление была оставлена без рассмотрения по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 331 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд апелляционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть принесено представление в случае, если: 1) это предусмотрено настоящим Кодексом; 2) определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

Исходя из анализа указанных выше норм, определение о назначении экспертизы может быть обжаловано лишь в части приостановления производства по делу (часть 5 статьи 152, статья 218 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) и в части распределения судебных расходов (статья 104 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Данная позиция отражена также в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года, разъяснившем, что в соответствии с положениями статьей 104 и 218 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на определение суда о назначении экспертизы по вопросам, связанным с судебными расходами, а также о приостановлении производства по делу может быть подана частная жалоба. Указанное определение суда в части разрешения иных вопросов не препятствует движению дела, в связи с чем в силу статей 331 и 371 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит обжалованию в апелляционном порядке.

Учитывая, что частная жалоба не содержала доводов о незаконности приостановления производства по делу либо незаконности распределения судебных расходов, мотивирована лишь несогласием с выводами суда о необходимости проведения судебной экспертизы, частная жалоба судом апелляционной инстанции была оставлена без рассмотрения по существу.

При этом, поскольку определение о назначении экспертизы не препятствует дальнейшему движению дела и в силу статьи 331 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит обжалованию в апелляционном порядке, возражения по поводу проведения экспертизы могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

(дело № 33-5244/2014)

7. При возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд обязан назначить экспертизу.

П.В. и П.Н. обратились в суд с иском к Министерству Обороны Российской Федерации и войсковой части <…> о взыскании компенсации морального вреда в связи с гибелью их сына П.А. в период прохождения военной службы по призыву. По мнению истцов, смерть сына наступила по причине неоказания своевременной медицинской помощи со стороны медицинской службы воинской части и командиров воинской части, не принявших своевременных мер к направлению их сына на лечение.

Решением Суровикинского районного суда Волгоградской области в удовлетворении иска было отказано со ссылкой на недоказанность истцами обстоятельств несвоевременности оказания медицинской помощи их сыну, что повлекло его смерть.

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда по апелляционной жалобе П.В. и П.Н. 5 марта 2014 года отменила решение суда первой инстанции как вынесенное с нарушением норм процессуального права и указала следующее.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Кроме того, согласно части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе предложить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства.

Таким образом, суд в сотрудничестве с лицами, участвующими в деле, должен принимать все зависящие от него и предусмотренные законом меры с целью всестороннего, полного и объективного выяснения имеющих юридическое значение обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон.

Указанные требования закона судом при рассмотрении дела выполнены не были.

Согласно части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции представителем истца П.В. было заявлено ходатайство о проведении по делу посмертной судебно-медицинской экспертизы на предмет определения правильности проведенного лечения, причинно-следственной связи между действиями должностных лиц военного медицинского учреждения и смертью П.А.

В удовлетворении заявленного ходатайства судом было необоснованно отказано, чем суд лишил истцов возможности представить доказательства в обоснование своей позиции по обстоятельствам, входящим в предмет доказывания по данному спору, и вынес решение по делу, не установив все обстоятельства, необходимые для правильного разрешения спора.

В связи с этим, при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по ходатайству стороны истца была назначена и проведена посмертная судебно-медицинская экспертиза, которой были сделаны выводы позволившие суду апелляционной инстанции установить, что должностными лицами лечебного учреждения, находящегося в ведомственном подчинении Министерства обороны Российской Федерации, оказание медицинской помощи военнослужащему П.А. проведено с нарушениями медицинских технологий и правильности их проведения, несвоевременная диагностика заболевания привела к смерти П.А.

(дело № 33-8243/2013)

8. Проведение экспертизы экспертами, не названными в определении суда о назначении экспертизы, влечет за собой нарушение прав участвующих в деле лиц, поскольку они были лишены возможности реализовать право на отвод указанных экспертов.

Т. обратилась в суд с иском к ООО «П.А.» о взыскании денежных средств, затраченных на ремонт автомобиля, неустойки, компенсации морального вреда и штрафа.

В обоснование заявленных требований указала, что в процессе эксплуатации приобретенного у ответчика автомобиля в период гарантийного срока были установлены технические неисправности в механической коробке переключения скоростей автомобиля. По обращению истца ответчик отказался проводить гарантийный ремонт, ссылаясь на то, что указанный дефект возник вследствие неправильной эксплуатации автомобиля. В этой связи Т. была вынуждена самостоятельно оплатить ремонт автомобиля в размере <…> рублей. Ссылаясь на представленное истцом Т. заключение автотехнического исследования, полагала, что поломка автомобиля произошла вследствие заводского дефекта, а потому ремонт должен был быть покрыт гарантийными обязательствами ответчика.

Решением Ворошиловского районного суда г. Волгограда от 13 января 2014 года в удовлетворении исковых требований было отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 14 марта 2014 года решение суда было отменено и принято новое решение об удовлетворении иска. При этом суд апелляционной инстанции указал следующее.

В целях устранения возникших разногласий по вопросу причин образования возникшего у автомобиля истца дефекта, а также исследования технического состояния автомобиля и выяснения причин возникновения дефекта автомобиля, судом первой инстанции была назначена судебно-техническая экспертиза, производство которой было поручено эксперту Некоммерческого партнерства «Н.Э.О.» — Т.

Согласно заключения экспертов Некоммерческого партнерства «Н.Э.О.» поломка МКПП автомобиля произошла вследствие реализации водителем ненормального режима эксплуатации автомобиля.

При таких данных суд первой инстанции пришел к выводу о том, что поломка автомобиля была следствием нарушения истцом правил эксплуатации автомобиля, а потому им было постановлено решение об отказе в удовлетворении иска.

Между тем, по смыслу положений статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации экспертное заключение является одним из самых важных видов доказательств по делу, поскольку оно отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования.

При этом, суд оценивает экспертное заключение с точки зрения соблюдения процессуального порядка назначения экспертизы, соблюдения процессуальных прав лиц, участвующих в деле, соответствия заключения поставленным вопросам, его полноты, обоснованности и достоверности в сопоставлении с другими доказательствами по делу.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В настоящем случае выяснение причин возникновения технической неисправности у автомобиля истца для правильного разрешения спора невозможно без использования специальных знаний.

Как видно из материалов дела, определением суда от 04 сентября 2013 года по делу была назначена судебно-техническая экспертиза, проведение которой было поручено эксперту Т. Некоммерческого партнерства «Н.Э.О.».

Вместе с тем, как следует из заключения судебно-технической экспертизы Некоммерческого партнерства «Н.Э.О.», помимо названного в определении суда эксперта Т., экспертиза была проведена рядом иных экспертов (Т., Г., Д.).

Данному обстоятельству судом первой инстанции не была дана надлежащая оценка.

Кроме того при оценке указанного экспертного заключения суду надлежало выяснить сведения, касающиеся профессиональных данных экспертов, которые участвовали в проведении названной экспертизы (сведения об образовании, специальность, стаж работы, должность).

Суд, не проверив должным образом квалификацию и профессиональные данные экспертов при определении причин возникновения в автомобиле истца технических неисправностей, руководствовался, тем не менее, именно данным заключением экспертов.

Помимо этого, проведение экспертизы экспертами, не названными в определении суда о назначении экспертизы, влечет за собой нарушение прав участвующих в деле лиц, поскольку они были лишены возможности реализации их права на отвод указанных экспертов (статья 18 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

По изложенным основаниям экспертное заключение Некоммерческого партнерства «Н.Э.О.» нельзя признать допустимым доказательством.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание, что иных надлежащих доказательств причин возникновения выявленных у автомобиля истца дефектов суду представлено не было, ходатайств о назначении повторной экспертизы сторонами не заявлялось, судебная коллегия пришла к выводу о возможности руководствоваться при решении вопроса о причинах возникновения технических неисправностей у автомобиля истца выводами заключения, представленного истцом при обращении в суд с иском.

(дело № 33-2679/2014)

9. По делам о признании гражданина недееспособным экспертиза для определения психического состояния гражданина назначается лишь при наличии достаточных данных, свидетельствующих о наличии у него психического расстройства.

А.Н.Ф. обратился в суд с заявлением о признании недееспособной своей матери А.А.И., ссылаясь на то, что она на протяжении длительного времени страдает психическим расстройством, не понимает значения своих действий, и действий окружающих, с трудом передвигается без посторонней помощи, не ориентируется во времени и пространстве. Кроме того, в настоящее время состояние ее здоровья значительно ухудшилось.

Решением Еланского районного суда Волгоградской области от 7 марта 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20 июня 2014 года, в удовлетворения заявления было отказано. При этом, суд апелляционной инстанции указал следующее.

Как было установлено судом первой инстанции, свыше одного года А.А.И. совместно с заявителем не проживает. При общении с родственниками и знакомыми странностей и неадекватного поведения не проявляет, домашнее хозяйство ведет самостоятельно, совершает мелкие бытовые сделки, получает пенсию, содержит комнату, в которой проживает, в чистоте и уюте, при этом опрятна. Кроме того, самостоятельно участвовала в судебном заседании, высказав свою позицию по делу. Также, А.А.И. на диспансерном наблюдении у врача-психиатра не значится, за медицинской помощью не обращалась.

При таких данных, отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из того, что заявителем не представлено относимых и допустимых доказательств, свидетельствующих о наличии у А.А.И. психического расстройства, вследствие которого она не способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Более того, как следует из материалов дела, А.А.И. полностью ориентирована, сама себя обслуживает в быту, занимается домашним хозяйством и согласно медицинской документации не страдает психическим расстройством, создающим угрозу для жизни и безопасности окружающих.

При этом, между заявителем А.Н.Ф. и А.А.И. сложились личные неприязненные отношения, послужившие основанием для обращения в суд.

Судом апелляционной инстанции также отмечено, что довод апелляционной жалобы о наличии оснований для признания А.А.И. недееспособной ввиду наличия у нее различных заболеваний, не свидетельствует о незаконности оспариваемого решения, поскольку в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации отраженной в Постановлении от 27 июня 2012 года № 15-П, нельзя признать лицо недееспособным, кроме как при наличии у него психического расстройства, вследствие которого оно не может понимать значения своих действий (интеллектуальный признак) или руководить ими (волевой признак).

Вместе с тем, доказательств наличия таких оснований в материалы дела не представлено.

При этом обращение заинтересованного лица в медицинские учреждения обусловлено возрастом самой А.А.И., что в совокупности с иными обстоятельствами не свидетельствует о наличии у нее психического расстройства.

В силу статьи 283 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации экспертиза для определения психического состояния гражданина назначается лишь при наличии достаточных данных, свидетельствующих о наличии психического расстройства у гражданина.

Вместе с тем, учитывая установленные по делу обстоятельства, объективно характеризующие личность А.А.И., у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для назначения и проведения по делу судебной психиатрической экспертизы.

(дело № 33-6215/2014)

10. При исследовании заключения эксперта суду следует проверять его соответствие вопросам, поставленным перед экспертом, полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов.

Администрация Волгограда обратилась в суд с иском к М. о сносе самовольной постройки.

В обоснование исковых требований указано, что М. является собственником земельного участка и расположенного на нем жилого дома. В то же время, на земельном участке расположен трехэтажный капитальный объект, прямоугольной формы, который эксплуатируется как магазин продовольственных и непродовольственных товаров. Выявлено несоответствие объекта выданному разрешению на строительство отдельно стоящего индивидуального жилого дома и нарушение статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации — отсутствие разрешения на строительство возведенного объекта. У застройщика объекта М. отсутствует разрешение на строительство и ввод в эксплуатацию капитального объекта — магазина продовольственных и непродовольственных товаров. Таким образом, по мнению истца, объект не соответствует выданному разрешению на строительство, а его назначение изменено застройщиком самостоятельно, а потому подлежит сносу как самовольная постройка.

Решением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 10 сентября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 26 ноября 2014 года в удовлетворении иска было отказано.

Постановлением Президиума Волгоградского областного суда от 18 марта 2015 года апелляционное определение в части оставления без изменения решения суда было отменено, дело в указанной части направлено на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Волгоградского областного суда.

В своем постановлении суд кассационной инстанции указал следующее.

Отказывая в иске о сносе самовольной постройки, суд пришел к выводу о том, что она не имеет существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил, создающих угрозу жизни и здоровью граждан.

При этом суд сослался на имеющееся в деле заключение судебной строительно-технической экспертизы, проведение которой судом было поручено ООО «<…>».

В соответствии с пунктом 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2008 г. № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» при исследовании заключения эксперта суду следует проверять его соответствие вопросам, поставленным перед экспертом, полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов.

В нарушение требований статьей 195 — 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом не проверена полнота и обоснованность выводов эксперта.

В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может проводиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами (статья 41 Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

Проведение судебной строительно-технической экспертизы по настоящему делу было поручено судом экспертам негосударственной экспертной организации – ООО «<…>».

В связи с этим суду надлежало выяснить с учетом требований статьи 41 Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» сведения, касающиеся профессиональных данных экспертов, которым будет поручено проведение экспертизы (сведения об образовании, специальность, стаж работы, должность). Кроме того, в целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (статья 18 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также право заявить ходатайство о привлечении в качестве экспертов конкретных лиц (часть 2 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) суду в определении о назначении экспертизы, помимо наименования негосударственной экспертной организации, следовало указать фамилию, имя, отчество эксперта.

Как усматривается из материалов дела, судебную строительно-техническую экспертизу провел эксперт Т., который и составил заключение, представленное ответчиком.

Вместе с тем из копий проектной документации (не заверенной надлежащим образом судьей), имеющейся в материалах дела, следует, что главным инженером проекта по реконструкции спорного здания также являлся Т.

Данное обстоятельство оставлено судебными инстанциями без надлежащей оценки.

Кроме того, в нарушение статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в заключении отсутствуют подробные сведения об эксперте, документы, подтверждающие его образование, специальность.

Из заключения эксперта следует, что количество этажей обследуемого (спорного) здания составляет — <…> Допрошенный в судебном заседании эксперт Т. подтвердил, что этажность здания составляет … этажа, однако пояснил, что количество этажей следует считать — <…> При этом он сослался на СНиПы без их конкретизации.

Таким образом, допущенные судом нарушения норм права, являясь существенными, повлияли на исход дела, повлекли отмену апелляционного определения.

(дело № 44г-27/2015)

11. Расходы по оплате экспертизы подлежат возложению на сторону, заявившую соответствующее ходатайство о ее назначении.

З. обратился в суд с иском к ООО «<…>» о взыскании денежных средств.

Определением Городищенского районного суда Волгоградской области назначена судебная почерковедческая экспертиза, расходы по оплате экспертизы возложены на ООО «<…>», производство по делу приостановлено.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 29 августа 2014 года определение суда первой инстанции изменено в части возложения расходов по проведению экспертизы, данные расходы возложены на истца З.

При этом суд апелляционной инстанции указал следующее.

В соответствии со статьей 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и специалистам, или другие связанные с рассмотрением дела расходы, признанные судом необходимыми, предварительно вносятся на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации, соответственно Верховному Суду Российской Федерации, верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду, управлению (отделу) Судебного департамента в субъекте Российской Федерации, а также органу, осуществляющему организационное обеспечение деятельности мировых судей, стороной, заявившей соответствующую просьбу. В случае если указанная просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы вносятся сторонами в равных частях.

По смыслу приведенной правовой нормы, расходы по оплате экспертизы подлежат возложения на сторону, заявившую соответствующее ходатайство о ее назначении.

Как следует из материалов дела, согласно протокола судебного заседания, ходатайство о назначении по делу судебной почерковедческой экспертизы было заявлено истцом З.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции, необоснованно возложил на ответчика ООО «<…>» расходы по проведению судебной экспертизы, поскольку его представитель соответствующее ходатайство не заявлял, возражал против проведения экспертизы.

В этой связи, принятое судом определение в части возложения на ООО «<…>» обязанности по оплате проведения судебной экспертизы нельзя признать законным и обоснованным, а потому оно подлежало изменению в данной части путем возложения такой обязанности на истца З.

(дело № 33-9089/2014)

12. Последствия уклонения стороны от участия в экспертизе, предусмотренные частью 3 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применяются лишь в случае, когда сторона была извещена надлежащим образом о назначении экспертизы, необходимости принять в ней участие, а также о последствиях уклонения от участия в экспертизе.

М. обратился в суд с иском к ООО «<…>» о расторжении договора купли-продажи холодильника, взыскании уплаченной за товар денежной суммы, неустойки, компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований указал, что в процессе эксплуатации приобретенного у ответчика холодильника проявился недостаток в виде повышенного уровня шума, который не был устранен сотрудниками авторизованного сервисного центра, несмотря на его неоднократные обращения.

Решением Красноармейского районного суда г. Волгограда от 08 сентября 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 12 ноября 2014 года, в удовлетворении иска было отказано по следующим основаниям.

Согласно статье 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам (часть 1).

При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (часть 3).

Для проверки доводов истца о наличии повышенного уровня шума как недостатка в приобретенном холодильнике и существенном характере данного недостатка определением суда первой инстанции по делу назначена судебная экспертиза, производство которой поручено ООО «<…>».

При назначении экспертизы судом на М. возложена обязанность предоставить экспертам возможность осмотра холодильного прибора. При этом, участвующим в деле лицам были разъяснены предусмотренные частью 3 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации последствия уклонения от участия в экспертизе, непредоставления необходимых материалов для исследования. Представитель истца присутствовал при назначении судебной экспертизы, а копия соответствующего определения суда была своевременно направлена в адрес истца.

Как следует из сообщения эксперта, производство экспертизы было назначено на <…> с <…> часов <…> минут до <…> часов <…> минут, о чем были извещены стороны, в том числе истец, а также его представитель.

Несмотря на это М. спорный холодильник эксперту не представлен без уважительных причин, что было расценено судом как уклонение истца от предоставления объекта исследования эксперту и, тем самым, как уклонение от участия в экспертизе, и повлекло вывод суда о недоказанности истцом обстоятельств, на которых он основывал свои исковые требования к ответчику.

(дело № 33-11827/2014)

13. Заключение экспертизы, выводы которой носят вероятностно-условный характер, само по себе не может служить основанием для признания соответствующих обстоятельств установленными.

К.В. обратился в суд с иском к К.С. о признании недействительным договора дарения жилого дома, ссылаясь на то, что в момент совершения сделки ввиду имеющихся заболеваний, преклонного возраста, он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением Дзержинского районного суда г. Волгограда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда, в удовлетворении иска было отказано, поскольку в ходе судебного разбирательства истцом не представлены объективные и бесспорные доказательства, подтверждающие факт его нахождения в момент заключения договора дарения жилого дома в состоянии, неспособном понимать значение своих действий и руководить ими.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с разъяснениями, содержащимися в абзаце 3 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции по ходатайству истца была назначена и проведена комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении истца К.В., проведение которой было поручено экспертам с привлечением психолога.

Согласно заключения экспертизы, у К.В. на интересующий суд период времени, а именно на момент совершения сделки дарения, вероятно, имелись признаки психического расстройства в форме <…> Однако, оценить степень выраженности и глубину поражения, способность понимать значение своих действий или руководить ими на интересующий суд период, а также по психическому состоянию на день составления договора дарения распоряжаться своим имуществом, правильно и осмысленно оценивать ситуацию по вопросу распоряжения своим имуществом, не представляется возможным.

Эксперт-психолог в своей части исследования указал, что в материалах дела отсутствуют сведения о нахождении К.В. на момент совершения сделки дарения под психологическим давлением, в зависимости от других лиц, дать категоричную оценку нарушения у К.В. возрастных и индивидуальных особенностей интеллектуальной, эмоциональной сферы, характера, которые могли бы в существенной степени снизить его способность понимать значение своих действий при заключении сделки не представляется возможным.

Не принимая указанное заключение комиссии экспертов в качестве достоверного и достаточного доказательства обоснованности требований истца, суд первой инстанции правильно исходил из того, что выводы экспертизы носят вероятностно-условный характер и достоверно не свидетельствуют о том, что К.В. в момент совершения оспариваемой сделки не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

(дело № 33-13613/2013)

14. Заявление о подложности доказательства должно быть разрешено судом в порядке, установленном статьей 186 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

М. обратился в суд с иском к ОСАО «<…>» о взыскании суммы страхового возмещения по договору добровольного страхования транспортного средства.

Решением Дзержинского районного суда г. Волгограда от 28 июля 2014 года исковые требования М.Р. были удовлетворены. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 24 октября 2014 года указанное решение суда изменено, в том числе в части взыскания суммы страхового возмещения.

Постановлением Президиума Волгоградского областного суда от 18 февраля 2015 года апелляционное определение было отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Волгоградского областного суда.

При этом суд кассационной инстанции указал на следующие нарушения норм процессуального права, повлекшие вынесения незаконного и необоснованного судебного постановления.

Изменяя решение суда первой инстанции, и взыскивая с ОСАО «<…>» в пользу М. сумму страхового возмещения в размере <…> рублей, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что представленный истцом страховой полис на сумму <…> рублей является недопустимым доказательством, поскольку дата его оформления не соответствует дате печати данного документа и дате оплаты денежных средств, указанной в квитанции.

При этом судебная коллегия приняла во внимание страховой полис на сумму <…> рублей, представленный страховой компанией.

Как видно из материалов дела, ОСАО «<…>» обращалось в судебную коллегию по гражданским делам с заявлением о подложности доказательств, ссылаясь на противоречия в представленных договорах страхования.

Между тем данное доказательство не было должным образом проверено судебными инстанциями и не получило оценки в решении суда в нарушение правил оценки доказательств, определенных статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, несмотря на то, что было подано заявление о подложности данного доказательства, которое не было разрешено в порядке, установленном статьей 186 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Тем самым суд существенно нарушил нормы процессуального права.

(дело № 44г-14/2015)

 
Облсуд обобщил практику применения законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам  

Похожие посты

  • Отсутствуют

Автор:

 
 

0 Коммент...

Ваш комментарий будет первым..

 
 

Оставить комментарий