Обзор апелляционной (кассационной) практики по уголовным делам за 1-е полугодие 2013 года

 

Утверждён постановлением

Президиума Волгоградского областного суда

09 октября 2013 года

 

Обзор

апелляционной (кассационной) практики по уголовным делам

за 1-е полугодие 2013 года

(анализ причин отмены и изменения приговоров, постановленных районными судами г.Волгограда и Волгоградской области)

В соответствии с п. 2 плана работы судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда на 2-е полугодие 2013 года проанализированы причины отмены и изменения приговоров, постановленных судами города и области.

Обобщение проводилось на основе данных практики рассмотрения уголовных дел в апелляционном (кассационном) порядке за 6 месяцев 2013 года.

За анализируемый период судебной коллегией по уголовным делам Волгоградского областного суда проверена законность и обоснованность 889 приговоров в отношении 1008 лиц.

По результатам рассмотрения дел в апелляционном (кассационном) порядке:

— 20 приговоров, постановленных в отношении 25 лиц, отменены,

— 31 приговор в отношении 37 лиц изменён,

— 838 приговоров в отношении 946 лиц оставлены без изменения.

Показатели стабильности приговоров за 6 месяцев 2013 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года составили 98,1 % (97,5 %), утверждаемости – 93,8 % (92,4 %).

Таким образом, качество приговоров в сравнении с аналогичным периодом прошлого года улучшилось.

Наибольшее количество отменённых приговоров имеют (в абсолютных показателях):

— Центральный районный суд – 4/4,

— Дубовский районный суд – 3/5,

— Камышинский городской суд – 2/3,

— Волжский городской суд – 2/2,

— Палласовский районный суд — 2/2,

 

Наиболее часто изменялись приговоры (в абсолютных показателях):

— Волжского городского суда — 4/7,

— Дзержинского районного суда – 3/3,

— Центрального районного суда – 3/3,

— Палласовского районного суда — 2/3,

— Кировского районного суда — 2/2,

— Дубовского районного суда — 2/2,

— Камышинского городского суда – 2/2.

 

Не отменялись и не изменялись приговоры, постановленные Ворошиловским, Краснооктябрьским, Алексеевским, Городищенским, Даниловским, Еланским, Иловлинским, Киквидзенским, Кумылженским, Нехаевским, Новониколаевским, Октябрьским, Ольховским, Руднянским, Светлоярским, Суровикинским, Чернышковским районными судами, Фроловским и Урюпинским городскими судами Волгоградской области.

Проверка приговоров в апелляционном (кассационном) порядке даёт основание прийти к выводу о том, что, в целом, судьи правильно понимают и применяют на практике положения уголовно-процессуального и уголовного законов при рассмотрении уголовных дел по существу, качество выносимых приговоров улучшается.

Вместе с тем, анализ судебных решений свидетельствует о том, что некоторые суды продолжают нарушать уголовно-процессуальный и уголовный законы, эти нарушения зачастую носят повторный характер и влекут отмену либо изменение приговоров.

Отмена приговоров

Из 20 отменённых приговоров 13 (или 65%) отменено ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также существенного нарушения уголовно-процессуального закона — ст. 389.16, 389.17 УПК РФ (ст.380, 381 УПК РФ).

Вследствие неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора на основании ст. 389.18 УПК РФ (ст. 382, 383 УПК РФ) отменены 7 судебных решений (или 35 %).

Случаев отмены приговоров с прекращением дела по реабилитирующим основаниям в анализируемом периоде не имелось.

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенные нарушения уголовно-процессуального закона ст. 389. 16, 389.17 УПК РФ (ст. 380, 381 УПК РФ).

Кассационным определением от чч.мм.гг. отменён приговор Центрального районного суда г.Волгограда от чч.мм.гг. в отношении Х.

Основанием к тому явились существенные нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в нарушении судом порядка разрешения ходатайств участников уголовного судопроизводства, а также обоснование выводов о виновности осуждённой доказательствами, которые не были исследованы в судебном заседании.

Так, в ходе предварительного слушания адвокатом было заявлено ходатайство об исключении ряда доказательств, полученных с нарушением УПК РФ. Суд оставил ходатайство защитника на данной стадии без рассмотрения, мотивируя тем, что изложенные в нём вопросы могут быть разрешены только в ходе судебного разбирательства по существу. Однако и в ходе судебного следствия суд фактически не разрешил ходатайства об исключении доказательств, указав на необходимость принятия по ним решения в совещательной комнате, что противоречит требованиям ч. 2 ст. 271 УПК РФ, согласно которой по заявленному ходатайству должно быть принято решение в форме постановления об удовлетворении ходатайства или об отказе в его удовлетворении. Кроме того, в нарушение ч. 3 ст. 240 УПК РФ в основу обвинительного приговора судом положены протоколы очных ставок, проверки показаний на месте, получения образцов для сравнительного исследования и другие письменные доказательства, которые в судебном заседании не исследовались.

По аналогичным основаниям (нарушение ч. 3 ст. 240 УПК РФ) отменены приговоры Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении П., Михайловского районного суда от чч.мм.гг. в отношении К. При рассмотрении указанных дел в суде кассационной инстанции установлено, что в основу приговоров были положены доказательства, не исследованные в судебном заседании.

Отменяя приговор Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении П., судебная коллегия в определении от чч.мм.гг. указала на существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом, которые путём ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства повлияли на постановление законного и обоснованного решения по делу (ст. 381 УПК РФ). Так, суд вынес постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания чч.мм.гг., назначив рассмотрение дела в особом порядке на чч.мм.гг., то есть на третьи сутки, что является нарушением требований ч. 4 ст. 231 УПК РФ. Более того, приговор постановлен чч.мм.гг., то есть на четвёртый день после вынесения постановления о назначении судебного заседания.

Кассационным определением от чч.мм.гг. отменён приговор Дубовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Н.

Органами предварительного следствия Н. обвинялся в совершении иных действий сексуального характера, изнасиловании, а также нанесении побоев, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 132, ч. 1 ст. 131, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ. Однако суд в описательно-мотивировочной части приговора иные действия сексуального характера, совершённые Н., квалифицировал по ч. 1 ст. 131 УК РФ, как изнасилование, а половое сношение с применением насилия к потерпевшей (изнасилование) – по ч. 1 ст. 132 УК РФ, как насильственные действия сексуального характера. Кроме того, признав Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, суд квалифицировал его действия, как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, не указав квалифицирующий признак данного преступления – из хулиганских побуждений. Кроме того, в нарушение п. 3 ч. 2, ч. 7 ст. 241 УПК РФ уголовное дело в отношении Н. было рассмотрено в открытом судебном заседании, а судом оглашена лишь резолютивная часть приговора без вынесения соответствующего постановления.

Кассационным определением от чч.мм.гг. отменён приговор Волжского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении С.

Судебной коллегией установлено, что осуществлявшая в ходе судебного заседания защиту подсудимого адвокат Ф. представила суду ордер, выданный Нижегородской коллегией адвокатов № 1. Однако при назначении дела к слушанию в суде кассационной инстанции были получены сведения о том, что Ф. утратила статус адвоката с чч.мм.гг. Кроме того, в реестре адвокатских образований Нижегородской области отсутствуют данные о Нижегородской коллегии адвокатов № 1. Из протокола судебного заседания установлено, что удостоверение адвокатом Ф. суду не предъявлялось, и её действующий статус не проверялся. Таким образом, С. был лишён права пользоваться помощью профессионального защитника – адвоката, поскольку уголовное дело фактически было рассмотрено без участия защитника, что явилось безусловным основанием для отмены постановленного приговора.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. отменён приговор Палласовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Ш.

В ходе судебного следствия стороной защиты заявлялось о нарушении прав Ш. на предварительном следствии, поскольку чч.мм.гг. в день предъявления обвинения, допроса в качестве обвиняемого, уведомления об окончании следственных действий и ознакомления с материалами уголовного дела адвокат Ф. осуждённого в ИВС не посещал и не мог участвовать в этих следственных действиях. Не проверив данные доводы, суд расценил их как несостоятельные, постановив приговор на основании имеющихся в материалах уголовного дела доказательствах. Однако как следует из журнала регистрации выводов обвиняемых из камер ИВС МО МВД России «Палласовский», адвокат Ф. чч.мм.гг. Ш. не посещал. Согласно протоколу судебного заседания Волжского городского суда от чч.мм.гг., адвокат Ф. принимал участие в качестве защитника по другому делу с 11 часов до 12 часов 40 минут. Между тем, в протоколе допроса Ш. в качестве обвиняемого от чч.мм.гг. следователем указано, что он допрошен в помещении ИВС с 12 часов 15 минут до 13 часов 05 минут с участием адвоката Ф., а с 13 часов 20 минут до 15 часов обвиняемый уведомлен об окончании следственных действий. Таким образом, имеющиеся в деле сведения подтверждали доводы осуждённого о предъявлении ему обвинения, допросе и ознакомлении с материалами дела в отсутствие защитника. Ввиду допущенных нарушений приговор был отменён, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. отменён приговор Дзержинского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении А., К.

Отменяя приговор на основании ст. 389.17 УПК РФ в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, неустранимыми в суде апелляционной инстанции, судебная коллегия указала на следующее. Из приговора следует, что он постановлен чч.мм.гг. Однако из протокола судебного заседания видно, что последнее слово подсудимым А. и К. было предоставлено не чч.мм.гг., а чч.мм.гг., и в тот же день суд удалился в совещательную комнату, постановил и провозгласил приговор. Таким образом, приговор постановлен вне рамок судебного заседания и с нарушением тайны совещательной комнаты, что является нарушением фундаментальных основ уголовного судопроизводства и безусловным основанием для отмены судебного решения. Кроме того, из приговора следовало, что судом при назначении осуждённым наказания учтено их активное сотрудничество со следствием, то есть фактически установлено обстоятельство, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, – активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Вместе с тем, при назначении наказания это обстоятельство в качестве смягчающего не учтено. При этом размер назначенного А. наказания в виде трёх лет лишения свободы по пп. «а, б» ч. 2 ст. 171.2 УК РФ превышает максимальный размер наказания, которое могло быть ему назначено с учётом правил чч. 1, 5 ст. 62 УК РФ.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. отменён приговор Кировского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг., постановленный в особом порядке в отношении Б.

Основанием к отмене приговора явилось отсутствие согласия одного из потерпевших на рассмотрение уголовного дела в особом порядке. Из материалов уголовного дела следовало, что представитель потерпевшего МУП «Горводоканал г.Волгограда» в судебном заседании не участвовал, а заявление о рассмотрении дела в его отсутствие и согласия на особый порядок судебного разбирательства не содержало.

Отмена приговоров ввиду неправильного применения уголовного закона при квалификации действий осуждённых и при назначении наказания.

Проведённое обобщение показало, что в 1-м полугодии 2013 года 7 приговоров в отношении 8 лиц были отменены в апелляционном (кассационном) порядке, в том числе и на основании ст. 389.18 УПК РФ (383 УПК РФ) ввиду несправедливости приговоров вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Кассационным определением от чч.мм.гг. отменён приговор Волжского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Б.

По приговору суда Б. признан виновным в том, что чч.мм.гг. совершил преступление, предусмотренное пп. «а, г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ (приобретение, хранение в целях распространения материалов порнографического характера с изображениями лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей), за которое он осуждён к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года.

Однако суд не учёл, что Федеральным законом от 29 февраля 2012 года в ч. 1 ст. 73 УК РФ были внесены изменения, согласно которым условное осуждение не назначается осуждённым за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста. При этом согласно примечанию для целей ст. 73 УК РФ к преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, относятся преступления, предусмотренные ст. 131-135, 240, 241, 242.1, 242.2 УК РФ. В этой связи Б. не могло быть назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ. По этим основаниям приговор был отменён, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Кроме того, судебной коллегией ввиду мягкости назначенного наказания отменены приговоры: Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении П., осуждённого по п. «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, Дубовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Н., осуждённого по ч. 5 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, Камышинского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении П., осуждённого по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 5 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, Калачёвского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении П., осуждённого по ч. 4 ст. 160 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 4 года.

Кассационным определением от чч.мм.гг. отменён приговор Палласовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Р.

В описательно-мотивировочной части приговора действия Р. квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ как открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья. Однако в резолютивной части приговора суд признал Р. виновным и назначил ему наказание за совершение иного преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ, то есть открытого хищения чужого имущества, совершённого с незаконным проникновением в жилище или иное хранилище, которое органами предварительного расследования Р. не инкриминировалось.

Изменение приговоров

В анализируемом периоде 26 приговоров в отношении 27 лиц (или 84 %) изменены по причине неправильного применения судами уголовного закона при назначении наказания — ст. 389.18 УПК РФ (ст. 382 УПК РФ).

Два приговора в отношении двух лиц (или 6,5 %) изменены в связи с несправедливостью вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания — ст. 389.18 УПК РФ.

Три приговора в отношении восьми лиц (или 9,5 %) изменены ввиду неправильной квалификации действий осуждённых — ст. 389. 18 УПК РФ (ст. 382 УПК РФ).

Ошибки при квалификации действий осуждённых.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Волжского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Т., Л., З., осуждённых за 4 преступления, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ), совершённых ими чч., чч., чч. и чч.мм.гг.

Вместе с тем, из установленных судом фактических обстоятельств дела следовало, что действия осуждённых по эпизодам от чч. и чч.мм.гг., чч.мм.гг. фактически представляют собой единое продолжаемое преступление. Так, из описания преступного деяния, признанного судом доказанным, следовало, что Т. в целях реализации совместного преступного умысла в неустановленное следствием время и месте у неустановленного лица незаконно приобрела героин массой 1,26 грамма и передала его Л., который, в свою очередь, действуя согласно разработанному плану и отведенной ему роли при совершении преступлений, передал З. для непосредственного сбыта. З., действуя в составе организованной группы, чч.мм.гг. продал часть полученного наркотического средства массой 0,53 грамма, чч.мм.гг. – вторую часть массой 0,44 грамма, а чч.мм.гг. – третью часть массой 0,29 грамма.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства установлено, что ряд тождественных совместных действий Т., Л. и З., объединённых единым умыслом, были направлены на достижение одной цели – сбыта наркотического средства (героина) массой 1,26 грамма, и представляют собой единое продолжаемое преступление.

Кроме того, квалифицируя действия осуждённых по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, суд не учёл, что на момент совершения преступлений действовала редакция Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ.

По этим основаниям приговор был изменён, действия осуждённых по эпизодам от чч., чч. и чч.мм.гг. квалифицированы как единое продолжаемое преступление по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ), назначенное осуждённым наказание по совокупности преступлений смягчено.

Кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Красноармейского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении Ч.

Ч. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, его действия квалифицированы по ч. 1 ст. 111 УК РФ. Судебная коллегия не согласилась с выводом суда о том, что оставшийся рубец на лице потерпевшего в области верхней губы справа обезображивает его лицо. По смыслу уголовного закона, лицо считается неизгладимо обезображенным, если повреждения не только являются неустранимыми обычным хирургическим путём, а придают лицу отталкивающий, уродливый, безобразный внешний вид. Между тем, рубец на лице потерпевшего малозаметен и не придаёт лицу отталкивающего, уродливого внешнего вида, что и было установлено при рассмотрении дела в кассационном порядке.

В этой связи приговор изменён, действия осуждённого переквалифицированы на ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Нарушения правил ст. 62 УК РФ при назначении уголовного наказания.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Дзержинского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении К.

При назначении осуждённому наказания по ч. 1 ст. 228 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года суд не учёл правила чч. 1,5 ст. 62 УК РФ, в связи с чем судебная коллегия снизила назначенное наказание до 1 года 4 месяцев лишения свободы.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Волжского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении П.

П. осуждён по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам ограничения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком на 2 года с установлением определённых ограничений. Изменяя приговор и смягчая наказание, судебная коллегия указала на то, что ограничение свободы является наиболее строгим видом наказания, которое могло быть назначено П., а потому, с учётом правил ч. 5 ст. 62 УК РФ, ему не могло быть назначено наказание свыше 2 лет ограничения свободы.

Кроме того, принимая во внимание то обстоятельство, что работа водителем является единственным источником доходов осуждённого, учитывая, что дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством предусмотрено санкцией ч. 1 ст. 264 УК РФ в качестве альтернативного только при назначении таких видов наказания как лишение свободы и принудительные работы, а мотивы, на основании которых суд назначил П. дополнительное наказание, в приговоре не приведены, судебная коллегия посчитала необходимым исключить из приговора указание о назначении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством.

В связи с нарушением чч. 1, 5 ст. 62 УК РФ кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Новоаннинского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении К., осуждённого по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении с лишением права управлять транспортным средством сроком на 1 год, назначенное основное наказание снижено до 2 лет лишения свободы. Кроме того, судом кассационной инстанции в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учтено наличие на иждивении у осуждённого малолетних детей.

Ошибки в применении правил ст. 70, 79 УК РФ при отмене условно-досрочного освобождения и назначении наказания по совокупности приговоров.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Дубовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении С.

С. осуждён по ч. 3 ст. 30, пп. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией установлено, что основанием для отмены С. условно-досрочного освобождения по приговору Дубовского районного суда от чч.мм.гг. и последующего назначения окончательного наказания в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров послужило совершение им умышленного преступления средней тяжести.

Вместе с тем, судом не учтены изменения, внесённые в п. «б» ч. 7 ст. 79 УК РФ Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по смыслу которых сам по себе факт совершения осуждённым умышленного преступления средней тяжести в течение оставшейся неотбытой части наказания по предыдущему приговору не может служить единственным и безусловным основанием к отмене условно-досрочного освобождения и назначения наказания по правилам ст. 70 УК РФ. Суд обязан мотивировать своё решение. Данное требование уголовного закона судом нарушено, в связи с чем судебной коллегией приговор изменён, исключено указание на назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ, приговор от 22 июня 2010 года постановлено исполнять самостоятельно.

По аналогичным основаниям кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Кировского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. года в отношении С.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Ленинского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Я.

Я. осуждена за квалифицированную кражу, совершённую чч.мм.гг.

В описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что преступление Я. совершено в период отбывания обязательных работ, назначенных по приговору мирового судьи от чч.мм.гг. Вместе с тем, из справки УИИ следовало, что осуждённая снята с учёта в инспекции чч.мм.гг. в связи с отбытием наказания в виде обязательных работ. В этой связи оснований для назначения Я. наказания по правилам ст. 70 УК РФ не имелось, поскольку наказание по предыдущему приговору осуждённой отбыто. Судебная коллегия изменила приговор и исключила указание о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Нарушение правил ст. 69 УК РФ при назначении наказания.

Кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. года в отношении Н.

По приговору Н. осуждён по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний назначено 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года со штрафом 10000 рублей. Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно. Таким образом, суд применил принцип полного сложения наказаний вопреки своим же выводам о необходимости применения принципа частичного сложения. По этим основаниям приговор был изменён, наказание снижено.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Кировского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении М.

М. осуждён за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УК РФ, к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 5 % заработка в доход государства за каждое из восьми преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ, к 8 месяцам лишения свободы за каждое. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём поглощения менее строгого наказания более строгим назначено 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года. Таким образом, суд, вопреки своим же выводам, назначил осуждённому наказание, руководствуясь принципом частичного сложения, что явилось основанием для изменения приговора и назначения наказания по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ в виде 8 месяцев лишения свободы.

Нарушение правил ст. 56 УК РФ при назначении наказания.

Кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Быковского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении А.

Назначая осуждённому наказание по ч. 1 ст. 322 УК РФ в виде 1 года лишения свободы, суд не учёл положения ч. 1 ст. 56 УК РФ, в соответствии с которыми наказание в виде лишения свободы может быть назначено осуждённому, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК РФ. А., совершивший преступление небольшой тяжести, ранее не судим, обстоятельств, отягчающих наказание, по делу не установлено, в связи с чем судебная коллегия приговор изменила и смягчила наказание, назначив осуждённому по ч. 1 ст. 322 УК РФ штраф в размере 20000 рублей.

По аналогичным основаниям изменены приговоры Дубовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении К., осуждённого по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, Краснослободского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении К. и М, осуждённых по ч. 3 ст. 256 УК РФ к 1 году лишения условно с испытательным сроком на 1 год, Среднеахтубинского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении П., осуждённого по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы.

Неправильное применение положений ст. 61, 63, 68 УК РФ

при назначении наказания.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Камышинского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении К.

К., ранее судимый по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ к реальному лишению свободы, осуждён по ч. 1 ст. 109 УК РФ с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к 1 году лишения свободы. Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд не учёл положения ч. 1 ст. 18 УК РФ, согласно которой рецидивом признаётся совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершённое умышленное преступление. К. осуждён по ч. 1 ст. 109 УК РФ за совершение неосторожного преступления, поэтому в его действиях отсутствует рецидив преступлений. По этим основаниям из описательно-мотивировочной части приговора исключена ссылка на рецидив преступлений и на применение правил ст. 18 УК РФ, назначенное осуждённому наказание снижено до 11 месяцев лишения свободы.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор того же суда от чч.мм.гг. в отношении Г.

Суд апелляционной инстанции исключил из приговора отягчающее наказание обстоятельство – совершение преступления в отношении беспомощного и беззащитного лица, а назначенное по ч. 4 ст. 111 УК РФ наказание смягчил. При этом судебная коллегия указала, что потерпевшая Г. не могла самостоятельно передвигаться в результате чрезмерного употребления алкоголя, что не может рассматриваться как беспомощное и беззащитное состояние потерпевшего, предусмотренное п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Котовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении У. по тем основаниям, что в действиях осуждённого отсутствует рецидив преступлений, поскольку У. ранее судим за совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, и в соответствии с п. «б» ч. 4 ст. 18 УК РФ эта судимость не могла учитываться судом при признании в его действиях рецидива преступлений.

Имели место случаи, когда суды при назначении наказания необоснованно не учитывали смягчающие наказание обстоятельства.

Кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Центрального районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении Г. В нарушение п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ суд не признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осуждённого, его явки с повинной, что повлекло изменение приговора и снижение назначенного наказания. Кроме того, из приговора исключено указание на то, что осуждённый не работает и не состоит в браке, поскольку эти сведения опровергаются материалами уголовного дела.

Кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Волжского городского суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Р. Судебной коллегией на основании п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего наказание обстоятельства учтено добровольное возмещение ущерба, причиненного в результате преступления, назначенное наказание снижено.

Суды продолжают допускать нарушения уголовного закона при назначении наказания с применением правил ч. 3 ст. 68 УК РФ. В анализируемом периоде по этим основаниям изменены 2 приговора, постановленные Палласовским районным судом Волгоградской области, в отношении 3 лиц.

Кассационным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Палласовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении В. и К.

В. и К. осуждены в особом порядке судебного разбирательства с применением правил ч. 7 ст. 316 УПК РФ, ч. 3 ст. 68 УК РФ. При этом по пп. «а,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ осуждённым назначено по 2 года лишения свободы каждому. Изменяя приговор, судебная коллегия указала на то, что по смыслу закона при рассмотрении дела в особом порядке правила ч. 3 ст. 68 УК РФ применяются во взаимосвязи с требованиями ч. 7 ст. 316 УПК РФ. Максимальный размер наказания за преступление, предусмотренное пп. «а,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, составляет 2/3 от 7 лет, то есть 4 года 8 месяцев. С учётом правил ч. 3 ст. 68 УК РФ наказание должно быть назначено менее 1/3 от 4 лет 8 месяцев, то есть менее 1 года 6 месяцев лишения свободы. При таких обстоятельствах кассационная инстанция снизила осуждённым наказание по пп. «а,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ до 1 года 5 месяцев лишения свободы.

По аналогичным основаниям изменён приговор того же суда от чч.мм.гг. в отношении У.

В анализируемом периоде два приговора в отношении двух лиц судом апелляционной инстанции изменены в связи с несправедливостью назначенного наказания вследствие его чрезмерной мягкости.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Жирновского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении В.

В. осуждён по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком на 3 года. Изменив приговор и назначив осуждённому наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, судебная коллегия указала на то, что судом первой инстанции не в полной мере соблюдён принцип справедливости, в достаточной степени не учтены характер и степень общественной опасности преступления, а также конкретные обстоятельства дела.

Апелляционным определением от чч.мм.гг. изменён приговор Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении В.

По приговору суда В. осуждён по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере двадцатипятикратной суммы взятки в сумме 500000 рублей, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 2 года.

Судебная коллегия согласилась с доводами апелляционного представления о чрезмерной мягкости назначенного В. наказания, исключила из приговора указание на применение ст. 64 УК РФ и назначила осуждённому наказание в виде штрафа в размере шестидесятикратной суммы взятки в сумме 1200000 рублей, с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 2 года.

Проведённое обобщение показало, что допущенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов связаны не только с ошибками в применении судами норм материального, процессуального права, но и с недобросовестным отношением судей к исполнению своих обязанностей. Продолжают иметь место случаи небрежного составления судьями текстов приговоров, невнимательной проверки протоколов судебных заседаний, в результате чего допускаются технические ошибки, которые, тем не менее, свидетельствуют о существенном нарушении уголовно-процессуального закона и влекут отмену судебных решений (приговор Дубовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Н., приговор Дзержинского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении А., К., приговор Палласовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Р.).

Суды допускают одни и те же ошибки при рассмотрении уголовных дел в особом порядке, когда нарушаются требования ст. 316 УПК РФ, которая предусматривает наличие обязательных условий для такой формы судопроизводства (приговор Кировского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении Б.).

Не всегда тщательно суды проверяют доводы подсудимых о нарушении их права на защиту в ходе предварительного следствия, ограничиваясь формальным указанием на несостоятельность таких утверждений, не принимая мер к их всесторонней и объективной проверке (приговор Палласовского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении Ш.).

Приведенные примеры отмены и изменения приговоров ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона указывают на необходимость более ответственного подхода судей к разрешению уголовных дел, неуклонного соблюдения ими требований закона не только в ходе судебного разбирательства, но и при постановлении приговора.

Нарушение судами уголовного закона, как при квалификации действий осужденных, так и при решении вопросов, связанных с назначением наказания, требуют от судов более внимательного подхода к их разрешению, добросовестного отношения к применению норм материального права. Суды не всегда соблюдают требования уголовного закона о справедливости наказания, нередко недооценивают характер и степень общественной опасности преступлений, их социальную значимость и тяжесть наступивших от них последствий, а также зачастую не принимают во внимание сведения о личности подсудимых (приговоры Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от чч.мм.гг. в отношении В., Жирновского районного суда Волгоградской области от чч.мм.гг. в отношении В.).

Не всеми судьями уделяется внимание повышению своего профессионального мастерства и квалификации, в судах не в полной мере налажена система обучения судей, ознакомления их с судебной практикой областного суда и Верховного Суда РФ, о чём свидетельствуют повторяющиеся ошибки в применении уголовного и уголовно-процессуального законов при рассмотрении уголовных дел в особом порядке, назначении наказания с применением ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Характер и частота повторяемых ошибок, допускаемых судьями при рассмотрении уголовных дел, указывают на необходимость направления данного обзора в суды города и области не только для использования в практической деятельности при отправлении правосудия, но и для формирования единой судебной практики рассмотрения уголовных дел судами первой инстанции, что позволит уменьшить число нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов при принятии решений по существу и будет способствовать улучшению качества, а значит, и повышению стабильности приговоров.

Судебная коллегия по уголовным делам

Волгоградского областного суда

 

Похожие посты

  • Отсутствуют

Автор:

 
 

0 Коммент...

Ваш комментарий будет первым..

 
 

Оставить комментарий