БЕЗ ИММУНИТЕТА, НО С ДОЛГАМИ

 

Независимая газета, 13.05.2013

БЕЗ ИММУНИТЕТА, НО С ДОЛГАМИ

Сергей Киселев

 БАНКИ ТРЕБУЮТ ОТ ДЕПУТАТА МИХЕЕВА ВЕРНУТЬ ОДОЛЖЕННЫЕ ЕМУ МИЛЛИАРДЫ

Сергей Киселев

25 апреля Верховный суд отклонил жалобу депутата Госдумы Олега Михеева на решение нижней палаты лишить его неприкосновенности. Постановление Госдумы признано полностью законным и оправданным. Напомним, что Михеева лишили депутатского иммунитета 19 февраля. Основания для этого были. Депутата, как сообщает сайт Следственного комитета РФ, подозревают в захватах ни много ни мало 14 объектов Волгоградского моторостроительного завода на сумму свыше 500 млн. руб., а также в покушении на хищение путем мошенничества более 2 млрд. руб. у Промсвязьбанка (ПСБ) и 172 млн. руб. у НОМОС-банка, а также во вмешательстве и давлении на правосудие. Михееву есть чего опасаться: если даже часть подозрений будет подтверждена, то за такие экономические «шалости» он легко может пересесть из уютного кресла на Охотном Ряду на куда более жесткую скамью.

 Напомним историю вопроса. К середине 2000-х годов Олег Леонидович Михеев был одним из виднейших бизнесменов Волгограда, входя в двадцатку самых богатых людей региона. Каким образом ему удалось так быстро подняться – тема до сих пор загадочная. Михеев владел Волгопромбанком. И надо же такому случиться, что его обвинили в уклонении от уплаты налогов. Дело шло к отзыву лицензии, поскольку денег на выполнение обязательств перед клиентами у Волгопромбанка не было. Чтобы спасти банк, Михеев обратился к «Промсвязь-капиталу», держателю акций Промсвязьбанка, с предложением о приобретении Волгопромбанка, что и состоялось. Михеев погасил долги, банк был продан, и все вроде бы остались довольны на какое-то время.

 Но потом наступил 2008 год, а с ним и экономический кризис. Как рассказал Российскому агентству правовой и судебной информации первый вице-президент Промсвязьбанка Дмитрий Сенников, компании, которые контролировал Михеев (группа «Диамант»), «оказались должны различным банкам более 100 миллионов долларов… И, вместо того чтобы искать цивилизованный выход из положения, Михеев стал банкротить компании, которые выступали заемщиками, а позже и залогодателями. Банки при этом оставались, грубо говоря, с носом».

 До поры до времени все, как говорится, проскакивало, но аппетит, как известно, приходит во время еды. И Михеев вспомнил о Промсвязьбанке. Но с ним вышла незадача: банк не захотел попадать в такую ситуацию, тем более что речь шла об изрядной сумме – более 2 млрд. руб. По словам Сенникова, в 2007 году за день до продажи акций Волгопромбанка, принадлежащего Михееву, банк поручился перед ним же за компании, принадлежащие тому же Михееву (Михеев к тому времени оформил документы на получение права требования с этих компаний  суммы погашенной за них задолженности). Как утверждает вице-президент ПСБ, все было проделано втайне от покупателя. Позже формальное право требования было продано Михеевым своей собственной матери, а она уже обратилась в суд с иском о взыскании с Промсвязьбанка 2 млрд. руб.

 И подобная схема, судя по всему, была отработана не раз и не два: брались кредиты под залог недвижимости; деньги получались, но не возвращались; компании-заемщики банкротились; в суды общей юрисдикции подавались иски от родственников или близких Михеева об истребовании заложенного имущества на основании договоров. Суды такие иски удовлетворяли без привлечения банков, поскольку арбитражные дела суды общей юрисдикции не рассматривают, а значит, банк в подобном процессе не может участвовать (как бы сильно он при этом ни пострадал). Собственность, как следует из письма, отправленного из Следственного управления СКР по Волгоградской области на имя председателя Высшей квалификационной коллегии судей РФ Валентина Кузнецова (копия имеется в редакции), переходила к родственникам или друзьям Михеева, а кредиты оставались невозвратными.

 Это даже мошенничеством нельзя назвать – это тот самый «сравнительно честный отъем денег», которому и великий комбинатор позавидовал бы. Создается впечатление, что весь бизнес Михеева, заключающийся в сдаче в аренду объектов недвижимости – по сути говоря, рантье, – строился на этих безвозвратных кредитах. А суммы в этом бизнесе исчислялись даже не миллионами, а многими миллиардами.

 Тут есть один любопытный момент – никакая коррупция невозможна без участия в ней властных структур. Когда бизнесмен проводит какие-то сомнительные сделки с другими бизнесменами, это еще можно списать на их внутренние дела. Но, как правило, в такие скользкие моменты рано или поздно влезают представители власти, которые хотят поиметь свою копеечку. И вот это уже коррупция чистой воды. Понятно, что без прикрытия со стороны различных ветвей власти сложно проводить вышеописанные схемы. Особенно  без поддержки третьей власти – судебной. И, судя по решениям судов, депутату Михееву удалось наладить с отдельными судьями более чем теплые отношения. Об этом, кстати, очень подробно говорится в вышеупомянутом письме на имя Валентина Кузнецова.

Речь идет о бывшем заместителе председателя Волгоградского областного суда Сергее Злобине. В Сети, кстати, еще в 2011 году появилось видео шикарной усадьбы, которая, как утверждают местные блогеры, принадлежит именно Злобину. Впрочем, как сообщает «АиФ.Волгоград» (см. номер от 02.06.10), в 2009 году председатель судебной коллегии по уголовным делам Сергей Злобин задекларировал лишь 1 млн. 787 тыс. руб. дохода, а также земельный участок и машину Audi A-6.

 Заметим, что у Михеева с этим судьей в итоге вышла незадача – совет судей РФ и Следственный комитет РФ усмотрели в действиях Злобина «грубое нарушение судейской этики». Ходили даже слухи о том, что против него готовятся возбудить уголовное дело. Злобину, по сути, со скандалом пришлось покинуть свой пост. По странному стечению обстоятельств, именно после отставки Злобина в судах стали отменяться решения в пользу родственников Михеева, а сделки по выводу заложенных активов  признаваться недействительными. То есть вдруг заработал закон: надо отметить, что частично данный факт признал и сам Злобин, заявив в интервью «Эху Москвы», что «принимал неправосудные и незаконные решения».

 Правда, и тут есть интереснейшее совпадение: тот же Злобин после своего ухода из судейского корпуса неожиданно оказался рьяным борцом с «коррумпированной и прогнившей системой» – то есть с той самой системой, благами которой он еще не так давно наслаждался, пребывая в ней. Фактически началась пиар-кампания. К делу при этом подключились и некоторые СМИ. Особое внимание уделялось заместителю председателя Волгоградского областного суда Сергею Чаркину.

 Заметим, что именно у Чаркина находилось в производстве в порядке надзора дело по иску матери Михеева к Промсвязьбанку. А сам Михеев, по данным следственных органов, слишком активно пытался вмешаться в этот процесс.

 По словам самого судьи, «депутатом Госдумы РФ Михеевым в отношении Волгоградского областного суда была развязана информационная кампания. Через депутатов Государственной Думы РФ лично на меня было написано порядка 200 жалоб в Верховный суд России, в Высшую квалификационную коллегию, администрацию президента РФ… Обсуждается все мое имущество, мои родственники: сестры, родители, дети. Вся моя подноготная была проверена компетентными органами, и ни один факт, изложенный многочисленными заявителями, подтверждения не нашел».

 Дела Михеева начали расследоваться. По представлению Генпрокуратуры Дума лишила его неприкосновенности. Следственный комитет РФ подтвердил наличие в действиях Олега Михеева признаков мошенничества. Кроме того, по мнению следователей, Михеев совмещает депутатскую и бизнес-деятельность, что запрещено законодательством: у него более 10 торговых центров, которые приносят ему хороший доход. Недавно в принадлежащих ему бизнес-структурах в Волгограде были обыски. Депутат, правда, поспешил заявить, что обыск шел у него в общественной приемной, а значит, обыски были незаконными, но Следственный комитет уточнил, что к приемной и близко не подходили. Более того, следствие особо подчеркнуло, что данные обыски были проведены в строгом соответствии с законом – в рамках дела о незаконном завладении недвижимостью и хищении более 2 млрд. руб. у Промсвязьбанка, фигурантом которого является Михеев.

Вообще у Михеева есть один прекрасный выход из всей этой истории – оплатить все долги до копейки. А если в чем был неправ – повиниться и признать, что был неправ. Гарантированно – после такого от депутата не то что навсегда отстанут с претензиями, а на руках за честность носить будут. Рейтинг подымется, а уж репутация упрочится до гранитной твердости. Но вот почему-то пока этого не видно. Не иначе мешает что.

 

Похожие посты

  • Отсутствуют
 
 

1 Коммент...

  1. check:

    Хотелось бы видеть надпись — to be continued…

 
 

Оставить комментарий